Напишите нам Время покажет Первый канал


клан ротшильд фото

2017-10-20 21:35 Мы всегда открыты для сотрудничества и будем рады вам помочь! Любое использование Нынче много разговоров о том, что Ротшильды и Рокфеллеры правят миром Об этом написано




Как показывает статистика, самые пьющие страны: зимой Россия, летом Турция и Египет.


Катались на лифте по ночному городу.


Орден Славы СССР Портал о наградах, орденах и медалях

Орден Славы СССР Портал о наградах, орденах и медалях

В один день с орденом Победа был учрежден и орден Славы, которым награждались солдаты

Буковски, Чарльз Википедия

Буковски, Чарльз Википедия

Конвертацию перевод джоулей в киловатт часы позволительно использовать для случаев Сильвия Мэри Лайкенс англ Sylvia Marie Likens 3 января 1949, Лебанон, Индиана, США 26 октября 1965





Баллада о пиве Две канистры из-под пива Под столом стоят пустые. В каждом литре - Бодрость духа и желание напиться! Пива много - хоть залейся, Но не лезет много пива Без селедки иль колбаски. Прошлогоднюю заначку Отыскал вчера под шкафом: Там, в пыли,лежал у стенки Хвостик съеденной колбаски! Как реликвию достану, Пыль легонько обтрясу, И в карман к себе поклавши, Я в пивную побегу. «Пива нет» - висит табличка. Я расстроенный вернулся, Развязал свои ботинки, Призадумавшись немного. А в мозгу моем сражались Две мысли как антиподы: Перва мысль была сожрать Хвостик съеденной колбаски И жестоко подавиться, Заглотнувши в не то горло! А другая мысль была Хвостик чахленький оставить, Запихнуть под шкаф обратно И забыть про этот случай. Тут на этом я очнулся, Почесал за левым ухом И пошел скорей на кухню Чайник на плиту поставить.


Записки о сумасшедшем Подполковник Мельников сошел с ума. Событие, конечно, прискорбное, но обыденное. Бывает. Даже с подполковниками. Доподлинную причину помешательства установить не удалось, хотя некоторые странности за Мельниковым замечали и раньше. Почему-то он очень боялся быть отравленным, для профилактики регулярно полоскал рот уксусом и никогда не ел и не пил ничего холодного. Однажды он заявился в ТЭЧ, разделся до пояса и попросил техников погреть ему спину паяльной лампой, так как, дескать, ощущает в организме признаки отравления. Личный состав в ужасе разбежался. Поскольку странного народа в армии хоть отбавляй, с Мельниковым не связывались, надеясь на то, что его куда-нибудь переведут или сам уволится. Не тут-то было. Однажды на партийном собрании Мельников попросил слова. Вышел на трибуну, как всегда идеально выбритый, в наглаженном мундире, дождался тишины и произнес краткую речь. Из нее присутствующие, в частности, узнали, что все они являются сексуальными собаками и гнусными извращенцами, которые постепенно выжигают у него, Мельникова, половые органы путем точного наведения на окна его квартиры антенн радиолокационной системы посадки, а также регулярно предпринимают попытки отравления парами свинца с помощью электропаяльников. Командир содрогнулся. Присутствующие тоже. Под предлогом врачебно-летной комиссии Мельникова отвезли в госпиталь. Осмотрев пациента, начальник психиатрического отделения радостно потер руки и заявил: - Наш клиент! Оставляйте! Через месяц Мельникова уволили из Красной Армии вчистую, однако, в психушку не посадили, посчитав его психом неопасным. Однако в сорванной башне подполковника что-то намертво заклинило, и он напрочь отказался считать себя пенсионером. Каждое утро, одетый строго по форме, он прибывал на развод, пенсию получать категорически отказывался и настойчиво стремился принять участие в жизни парторганизации части. И вот тут-то возникла проблема! За КПП Мельникова можно было не пускать, пенсию переводить на сберкнижку, а вот как снять его с партучета? Ни в одном руководящем документе не было написано, что делать, если коммунист сошел с ума. В ведомостях он числился задолжником по партвзносам, что в те годы считалось сродни измене Родине и парторг, каждый раз, страдая от неловкости, объяснялся в высоких штабах. Однако, как помочь горю, не знал никто. Между тем, Мельников начал писать жалобы. Странные по форме и жуткие по содержанию, они разлетались по всем руководящим партийным органам, вплоть до Комитета Партийного контроля при ЦК. О своих проблемах с головой Мельников в письмах тактично умалчивал. Наконец, чтобы разобраться на месте, из Москвы прибыл контр-адмирал из военного отдела ЦК. Собрали парткомиссию. Адмирал, строго соблюдая флотские традиции, произнес краткую вступительную речь, в которой цензурными были только предлоги и знаки препинания. Смысл ее можно было передать тезисом: "Какого х#я?!" Измученный постоянными проверками парторг сначала пытался объяснить ситуацию во всей ее сложности и противоречивости, однако флотоводец и слушать ничего не хотел. Наконец парторг не выдержал и заорал: - Х#й с ним! Одним сумасшедшим в партии больше будет! Давайте тогда создадим первичную парторганизацию в дурдоме и поставим его в ней на учет! Пусть там на собраниях хоть левой ногой голосует! Наступила мрачная тишина. Адмирал молча собрал свои бумаги, поднялся и направился к двери. Уже выходя, оглянулся и приказал: - Поставить психа на партучет по месту жительства. При ЖЭКе! Пусть теперь они с ним разъе#ываются! Кадет Биглер